Дипломатическая прикосновенность

Сегодня мы можем очень отчетливо наблюдать изменение менталитета не только основной части населения нашей страны, но и конкретных социальных групп. Возьмем, к примеру, преступников, а точнее угонщиков. Если провести ретроспективу их деятельности в нашей стране, откроется один любопытный факт – современные угонщики не боятся ни правосудия, ни власти, ни, простите, бандитов.

Советские угонщики в корне отличались от них. Угоны автомобилей у советской номенклатуры считались очень редкими преступлениями, раскрывание которых становилось «делом чести» всей советской милиции. Академики, сотрудники НКВД, маршалы и дипломаты, покупая представительские автомобили того времени (вроде ЗИЛ-117 или ГАЗ-13), могли рассчитывать не только на комфортную езду и уважение на дороге, но и на полное спокойствие за свой автомобиль. Угонять подобные автомобили в СССР было как-то не принято. Во-первых, угонщики небезосновательно опасались скорой поимки, так как знали, что представительские автомобили милиция разыскивает очень тщательно, во-вторых, у угонщиков возникали значительные трудности с их последующей реализацией. В немалой степени этому способствовали меры, принимаемые при изготовлении представительских автомобилей (сложные для перебивки серийные номера, ограниченная продажа некоторых запчастей и так далее). Вот и получалось, что представительский автомобиль служил гарантией собственной неприкосновенности перед угонщиками. В неспокойные 90-е, когда в нашей стране наблюдался настоящий бум преступности, в том числе и автомобильной, сотрудники правоохранительных органов отмечали интересную статистику – в то время количество взорванных или расстрелянных дорогих автомобилей едва ли не равнялось количеству угнанных представительских авто. В криминальных сводках гораздо чаще можно было услышать про очередной взорванный Mercedes с индексом S600, чем про его же угон. Разумеется, это не значит, что угонов дорогих машин не было вовсе, но все же по современным меркам они были довольно редки. Вероятно, отчасти это было связано с тем, что нередко угон автомобиля у преступного авторитета служил поводом для очередного передела собственности или сфер влияния. А заканчивались такие мероприятия, как известно, большой кровью. Сегодня же ситуация кардинальным образом изменилась. Угонщики больше не испытывают пиетета перед государственной властью и бессовестно угоняют их автомобили, не бояться они также и «авторитетных предпринимателей» (именно так теперь принято называть людей с «темным прошлым»), ну а говорить про милицию в данном контексте и вовсе неуместно.

Дорогой автомобиль сегодня – это не просто показатель статуса и достатка, но и самая настоящая приманка для угонщиков. Porsche Cayenne, Mercedes S600, Audi Q7 и другие солидные автомобили угоняются пачками, и для угонщиков совершенно безразлично, кто является владельцем их очередной добычи – банкир или чиновник. Летом прошлого года неизвестные, но отчаянные угонщики неизвестным образом смогли угнать Chevrolet Tahoe из кортежа одного весьма высокопоставленного депутата Государственной думы. Угонщиков не остановили ни депутатские номера, ни высокий статус жертвы. Что уж говорить о «простых» владельцах дорогих внедорожников и седанов, их спокойствие в данном случае будет подкреплено отнюдь не уверенностью в том, что угонщики не позарятся на брутальный и серьезный автомобиль (вроде Infiniti QX56), а исключительно надежностью автостоянки и противоугонных средств, установленных на автомобиле.